Регион сайта:  

Почему в Красноярске так плохо с экологией?

 
Метки: Аналитика | Экология | Русал | Суэк | Алюминий | Уголь | Красноярск | Транспорт | Онкология | Общественные объединения | Росстат
 

Некоторые утверждают, что через несколько десятков лет в городе станет невозможно жить.

Красноярск стабильно находится в топе экологических антирейтингов. Так, по данным бюллетеня Росстата «Основные показатели охраны окружающей среды» он входит в десятку городов России с наибольшим объемом выбросов загрязняющих веществ в атмосферу.

Город Выбросы загрязняющих веществ в атмосферу, тыс. тонн
Норильск1 959,5
Москва995, 4
Санкт-Петербург488,2
Череповец364,5
Липецк322,9
Новокузнецк321
Омск291,6
Ангарск278,5
Магнитогорск255,7
Красноярск233,8
Челябинск233,4
Екатеринбург203,5

Казалось бы, всего лишь 10е место, однако статистика Росстата плохо учитывает структуру выбросов. В тех же Москве и Санкт-Петербурге основным загрязнителем является транспорт – его выбросы обычно менее опасные, чем выбросы предприятий тяжелой промышленности. Не публикует Росстат данные о степени концентрации вредных веществ в атмосфере – а по этому показателю многие авторы обычно Красноярск на второе место – сразу после Норильска.

Красноярск вместе с Омском делит титут самого грязного города-миллионника в России. Экологическая тема здесь настолько важна, что практически не сходит со страниц СМИ и выступлений политиков, а неравнодушными общественниками созданы независимые объединения по мониторингу чистоты окружающего воздуха.

Неблагоприятна и онкологическая статистика. Новообразования занимают второе место в статистике смертности – на них приходится порядка 18% от общего объема смертей. В структуре раковых заболеваний преобладают новообразования органов дыхания и пищеварительной системы. По утверждению красноярской редакции портала N1.ru, если не принять мер по улучшению экологии, через 70 лет риск заболеть онкологическим заболеванием возрастет настолько, что город станет полностью непригодным для жизни.

Кто виноват и можно ли исправить экологическую ситуацию в городе?

Так ли страшен Краз, как его малюют?

Вообще, красноярские экологи традиционно делятся на две группы --радикальных и умеренных. Мечта первых – полное закрытие Красноярского алюминиевого завода (сокращенно Краз, входит в Группу «Русал»). Построенный в 1960-е годы гигант является крупнейшим в России и вторым в мире по объему производства первичного алюминия. Алюминий – это металл, производство которого по определению не может быть экологически чистым (ещё хуже дела обстоят с никелем - отсюда лидерство Норильска в приведенном выше рейтинге).

Основным технологическим процессом на алюминиевых заводах является электролиз глинозема (оксида алюминия) – так называемый процесс Холла-Эру. Оксид алюминия находится в высоко связанной форме, чтобы разбить эту связь, требуются огромные электрические мощности (на обслуживание завода идет 70% мощностей Красноярской гидроэлектростанции). Стальные шины используются для подачи напряжения на катод, а подвешенные бруски служат анодами.

В зависимости от вида анодов существуют две основные производственные технологии – так называемые самообжигающиеся аноды (аноды Содерберга) и предварительно обожженные аноды.

Технология предварительно обожженных анодов была исторически первой, однако в 1920-м году Содерберг произвел революцию в отрасли, изобретя технологию самообжигающихся анодов, что позволило резко увеличить объем производства и уменьшить себестоимость. Именно эту технологию взял на вооружение СССР, в котором на тот момент не было алюминиевой промышленности (в годы Первой мировой войны царское правительство закупало алюминий за рубежом). По технологии Содерберга были построены все советские алюминиевые заводы, включая двух гигантов – Красноярский и Братский алюминиевые заводы, возведенные в 1960-е годы.

Однако главный минус анодов Содерберга – экологические последствия. В процессе работы электролизера образуются фтористые вещества (болезни, вызванные переизбытком фтора – типичный след алюминиевых производств), угарный газ, бензопирен (сильнейший канцероген, относящийся к наивысшему классу опасных элементов). Раньше об этом практически не думали, однако со временем усовершенствованная технология предварительно обожженных анодов взяла реванш. Саянский алюминиевый завод, запущенный в 1985 году, был спроектирован уже на основе метода обожженных анодов. Предварительно обожженные аноды используется в мире при строительстве всех новых алюминиевых заводов – сегодня на их долю приходится 90% мирового производства первичного алюминия. Оставшиеся 10% - это в первую очередь советские заводы Русала – Красноярский, Братский, Новокузнецкий.

Как итог, в городе на Енисее Русал – постоянная мишень для экологов и общественности. Нельзя сказать, что компания в этом направлении ничего не делает. Производитель усовершенствовал технологию самообжигающихся анодов – так появился так называемый «Экологический Содерберг». Стоимость модернизации составила порядка 300 миллионов долларов. Средства были также инвестированы в систему газоочистки - совокупность этих мер позволила снизить объем выбросов фторидов.

Полный переход на предварительно обоженные аноды стоил бы в 5 раз больше – собственно, высокие капитальные расходы на модернизацию предприятия являются главной причиной, почему компания не может себе позволить полный отказ от устаревшей технологии.

Вместо этого, Русал продолжает исследование технологии инертных анодов – в компании надеются, что за счет этого удастся ещё сильнее сократить экологический след предприятия. Также холдинг Олега Дерипаски любит подчеркивать, что является наиболее чистым производителем с точки зрения создаваемых выбросов углекислого газа. Но здесь заслуга не электролизера, а генерируемого на Красноярской ГЭС электричества. В отличие от Краза, заводы мирового лидера по производству алюминия – Китая – используют гораздо менее экологичную угольную генерацию. Действительно, если бы алюминиевый гигант ещё бы и использовал угольную генерацию – то вряд ли бы эта статья была бы статьей о городе-миллионнике.

Как меняется объем выбросов в атмосферу в течение года?

В России незнакомые люди крайне редко организовываются для отстаивания совместных интересов. Профсоюзные организации, отраслевые ассоциации, товарищества собственников жилья – это точно не про нашу страну. Обычно нас заставляет объединиться только то, что напрямую влияет на нашу жизнь. Например, свои интересы обычно единым фронтом отстаивают разве что обманутые дольщики – слишком велика цена вопроса. Объединения граждан в защиту экологии – явно что-то не из отечественной действительности.

Тем удивительнее пример Красноярска. Несколько добровольцев во главе с Игорем Шпехтом объединилось и создало проект Nebo.live. Деньги собирали на общий Яндекс.Кошелек, на собранные средства покупали датчики загрязнения, устанавливали их по всему городу. Результаты наблюдения можно посмотреть в режиме онлайн на специально созданном сайте. Удивительно, но это на текущий момент единственная система онлайн-мониторинга за экологией в городе – государственные органы по старинке приезжают на пост, делают замеры, отвозят пробы в лабораторию и лишь спустя некоторое время публикуют результаты замеров.

До запуска проекта основным врагом экологически настроенных активистов являлся Русал. Но в результате наблюдения стало понятно, что виноват не только он – концентрация вредных веществ в атмосфере особенно сильно повышается в зимнее время - производство алюминия не имеет ярко выраженной сезонности. По словам активиста, данная статистика сильно коррелирует со сроками отопительного сезона в городе.

Самые жаркие угли

Свой веский взнос в экологическую обстановку в мегаполисе делает уголь. Вас может это сильно удивить, но магистральные газопроводы обходят стороной один из крупнейших городов Сибири.

Город-миллионник на Енисее просто напросто не газифицирован!

У этого факта есть несколько объяснений. Красноярск расположен на юге Восточной Сибири, в то время как основные отечественные нефтегазовые месторождения - в Сибири Западной – в первую очередь на территории Тюменской области и Ханты-Мансийского автономного округа.

Разговоры о необходимости газификации Красноярска периодически возобновляются – как один из способов решения экологических проблем города. Однако в первую очередь это дорого и регион сам (без помощи федерального центра) вряд ли потянет такой проект. Но даже если найти деньги, то масштабные капитальные инвестиции в газификацию края приведут к резкому росту цен на отопление и электроэнергию – окупаемость этих инвестиций в разумные сроки невозможна без роста цен. Население, конечно, постоянно требует решить экологические проблемы – но насколько оно готово заплатить за это из собственного кармана – уверенности в этом у красноярских политиков, видимо нет.

Нельзя также забывать о том, что Красноярский край исторически зависит от угля – в регионе огромные запасы этого полезного ископаемого, себестоимость его добычи низкая. Как результат, переход на газ означает для региона потерю рабочих мест в угольной отрасли и потерю собственного рынка сбыта, который придется отдать тюменским газовикам.

Угольная энергетика Красноярска

Угольная энергетика Красноярска

Как результат, основу энергетики города составляют сегодня несколько крупных угольных ТЭЦ Сибирской генерирующей компании (входит в Группу СУЭК Андрея Мельниченко), а также множество небольших частных котельных. Угольная генерация массово поставляет в атмосферу города крайне вредный вредный диоксид серы.

Частный сектор вокруг города, небольшие торговые центры, мелкие производства – без газа их возможности для выбора схемы отопления сильно ограничены. Отопление с помощью электричества делает любое жилье практически золотым, дрова подойдут разве что для отопления летних дач. Как результат, единственной реальной альтернативой остается уголь, со всеми своими известными экологическими издержками.

Низкие трубы угольного отопления в Красноярске

Низкие трубы угольного отопления в Красноярске

Проблема мини-котельных и частных печей ещё и в том, что их трубы обычно расположены на низкой высоте. Как следствие, все основные выбросы они осуществляют в зоне непосредственной жизнедеятельности человека. И ещё на них, в отличие от крупных профессиональных ТЭЦ, зачастую отсутствуют даже примитивные средства очистки.

Собственно, на практике любые споры о проблемах экологии в Красноярске сводятся к столкновению двух мнений. Радикальные экологи, а также многие жители видят причиной всех бед «Русал» и угольные ТЭЦ Группы СУЭК. В свою очередь, многие представители власти и упомянутых выше компаний утверждают, что во всем виноваты небольшие ТЭЦ с низкими трубами, а также высокий уровень автомобилизации (в Красноярске один из самых высоких в стране показателей по количеству автомобилей на душу населения). Ещё в числе факторов часто упоминается качество бензина – якобы, на многих небольших бензозаправках он не соответствует техническим стандартам, и экологические последствия от использования такого бензина намного хуже. Как результат, типичное предложение по улучшению экологии в городе – усиление контроля за небольшими субъектами экономики.

Но любимая обеими сторонами игра в перетягивание одеяла слабо способствует конструктивному решению вопроса.

Для всех ясно, что негативно влияют как Русал с СУЭК, так и небольшие котельные и автомобили. Споры идут именно о пропорциях такого влияния. Ценность приведенного ниже графика в том, что он был размещен на официальном портале правительства Красноярского края:

Источники вредных выбросов в атмосферу Красноярска

Источники вредных выбросов в атмосферу Красноярска

Из графика следует важный вывод. На автотранспорт приходится лишь треть всех выбросов. Это нетипично для мегаполисов, где обычно преобладают именно транспортные выхлопы. Например, в Москве и Санкт-Петербурге на долю автотранспорта приходится около 90% всего атмосферного загрязнения. В Красноярске же (даже по официальной статистике, которой не все привыкли доверять) – половина загрязнения является результатом работы алюминиевого завода и трех крупнейших ТЭЦ.

Важно понимать, что автомобильные выхлопы и выбросы промышленности – это совершенно разные вещи. Автомобили отправляют в атмосферу в основном оксиды углерода (угарный и углекислый газы), а также оксиды азота, в то время как основной результат сгорания угля – гораздо более опасный оксид серы. Согласно статистике, которую приводит государственная газета «Наш Красноярский Край» - выбросы оксида серы составляют около 20% от общего объема загрязнения (второе место после оксидов углерода). Это ещё один заметный след угольной энергетики в экологии города.

Вообще, называть автомобили самой главной причиной плохой экологии в конкретном городе – дурной тон. Автомобили есть везде, где-то их чуть больше, где-то – чуть меньше. Но посмотрите вновь на список самых грязных городов России – Норильск, Череповец, Лицецк, Новокузнецк, Омск, Ангарск, Магнитогорск, Красноярск и Челябинск. Это все города, которые знамениты не высоким уровнем автомобилизации – это прежде всего крупнейшие центры промышленности (в первую очередь металлургической). Автомобили реально делают разницу только в Москве и Петербурге.

Атмосферная инверсия

Но причина не только в Русале и угольной энергетике. Многие экологические исследователи отмечали «неправильную» зону распространения фторидов в атмосфере Красноярска. Фториды – это типичный вид выбросов, характерный для алюминиевой промышленности. Другие предприятия в городе не производят такие выбросы в сколько бы то ни было значительных объемах. Красноярский алюминиевый завод расположен на северо-востоке города, ветра имеют преимущественно юго-западное направление. Как результат, можно ожидать более высокие концентрации фторидов в определенных частях города. Но этого не происходят – их концентрации в целом равномерно распределены по территории города. Почему так происходит?

Красноярск располагается как бы в чаше – со всех сторон город окружают холмы, а сам он расположен в низине

Как результат, в городе слабый воздухообмен – вредные вещества, производимые промышленностью, задерживаются здесь на длительный срок. Можно привести обратный пример – Набережные Челны. Город, построенный вокруг крупного автомобильного завода, является одним из самых экологически чистых в России. В основном – за счет удачного воздухообмена. Но в случае Красноярска дело не только и не столько в нем. Чтобы объяснить лучше, придется вспомнить некоторые базовые вещи из школьного курса физики. Конвекцией называется процесс теплообмена внутри вещества (жидкости или газа). Например, если внутри некоторого сосуда вы нагреваете определенную часть вещества, то постепенно остальные части вещества тоже нагреваются за счет этого. Дело в том, что теплые молекулы становятся легче и поэтому поднимаются наверх, а на их место приходят более тяжелые холодные молекулы. В замкнутом контуре в какой-то момент температура в веществе выравнивается.

Похожие процессы происходят и в атмосфере. В данном случае источником тепла обычно является земная поверхность – автомобили, промышленные предприятия. Тепло постепенно передается вертикально вверх – во все более высокие слои атмосферы. В результате этих процессов обычно образуется равномерный температурный градиент – чем выше над уровнем земли, тем ниже температура.

Но вследствие ряда метеорологических эффектов в некоторых местностях может возникать обратная ситуация – в некоторых слоях атмосферы с ростом высоты температура наоборот, возрастает, а не снижается. В этих условиях нарушается нормальный закон конвекции – теплый воздух, находящийся вверху, поднимаясь наверх, натыкается на ещё более теплый воздух – и не может подняться выше. Если в условиях температурной инверсии, например, расжечь костер, то дым, достигнув определенной высоты, начнет двигаться горизонтально. Главная экологическая «достопримечательность» Красноярска – знаменитое черное небо – во многом обязано этому эффекту.

Черное небо в Красноярске

Черное небо в Красноярске

Температурные инверсии иногда возникают в городах на океанском побережье, внутри материка они в среднем реже и не так хорошо изучены. Красноярск – достаточно редкий пример материкового города, где подобные погодные аномалии возникают достаточно часто. Физика этих явлений достаточно сложна – не так давно новосибирским исследователям был выделен мегагрант на построение модели движения атмосферных потоков в городе. Возможно, результаты этого исследования помогут существенно пересмотреть экологическую программу.

Немаловажную роль в этой атмосферной истории играет никогда не замерзающий(в силу близости гидроэлектростанции) Енисей. Вода, за счет своих физических свойств, гораздо дольше держит тепло. Поэтому в 30-градусный мороз Енисей, наряду с промышленными предприятиями и автомобилями, становится дополнительным источником тепла на поверхности. Как результат, поверхностного тепла становится ещё больше именно в зимний период, когда возрастает разница температур между водой и воздухом – это ещё один факт, который мог бы объяснить более высокий уровень загрязнения в зимний период.

Вследствие своего географического положения (холмы вокруг) и атмосферных инверсий город часто сравнивают с закрытой крышкой кастрюлей – все вещества, которые производятся в этой кастрюле, в ней и остаются и не выходят наверх. А жителям Красноярска ничего не остается, как ежедневно вариться в этой кастрюле из оксидов углерода, серы, азота и фторидов.

Онкологическая обстановка

Ещё одна важная претензия жителей города к властям – плохая экология ведет к высокому уровню заболеваемости онкологическими заболеваниями. Так ли это на самом деле?

К сожалению, в России все обстоит очень плохо с медицинской статистикой – она слишком скудная и ей не всегда можно доверять. Статистика смертности по видам заболеваний публикуется Росстатом в разрезе субъектов федерации, а не городов – для такого огромного края, как Красноярский, это может очень сильно искажать итоговые выводы. Так или иначе, по статистике смертности от новообразований (в пересчете на 100 тысяч населения, данные за 2015 год) Красноярский край находится на 19-м месте в России – конечно, далеко не лучший показатель, но это и не первое место.

Важно понимать, что пытаться связать экологию в городе и заболеваемость раком на основе данных Росстата – в принципе утопическая задача. И дело здесь не только в отсутствии данных с требуемой детализацией по территориальному принципу. Рак – слишком разнообразное заболевание. Факторы, его вызывающие, сильно разняться в зависимости от вида рака. Где-то фактором риска является употребление в пищу определенных продуктов питания, где-то – залегание в земной коре потенциально опасных веществ, где-то – определенный образ жизни человека, а где-то и вовсе наследственный фактор. Поэтому анализировать целесообразно конкретный вид онкологии.

Такие данные в России публикует Московский научно-исследовательский онкологический институт имени Герцена – последние данные доступны за 2015 год. С экологией ближе всего связан рак легких, а также некоторые виды раков органов пищевания. Стандартизированный показатель заболеваемости раком легких у мужчин (главная зона риска для этого вида рака) в Красноярском крае составил 66 случаев на 100 000 населения (средний показатель по России – 50 случаев). Стандартизированный показатель заболеваемости раком желудка – 27 случаев против 22 в среднем по России.

К похожему выводу приходит в своем интервью главный онколог Красноярского края Андрей Модестов. Он подтверждает, что статистика заболеваемости онкологией в регионе действительно немного выше, чем в среднем по стране, однако не является какой-то экстремально высокой. Основной причиной повышенной заболеваемости он называет высокие температурные перепады в регионе – это в среднем быстрее изнашивает иммунитет, который является основным защитником организма против раковых клеток.

Как результат, проблема действительно есть, но едва ли носит экстремальный характер. Оговоримся, что все это сказано про край в целом, про город информации не так много – в России в принципе не любят делиться медицинской статистикой в территориальном разрезе. А ведь кроме рака существуют и другие заболевания – например, аллергии и бронхиальные астмы являются гораздо более вероятным спутником плохой экологии, нежели новообразования.

Что делать?

В городе постоянно обсуждается множество вариантов решения экологической проблемы. Существуют дорогостоящие проекты газификации города или проект «Замерзающий Енисей». Постоянно ведется борьба с низкими выбросами в атмосферу из небольших котельных. Реализуются экологические программы Русала и теплоэнергетических компаний.

Город уникален в своем роде – в одном месте сошлось множество факторов, негативно влияющих на экологическую обстановку.

Пожалуй, самое сложное и непонятное – борьба с атмосферными инверсиями. Научившись открывать крышку «кастрюли», город сможет вздохнуть полной грудью – естественно, не забывая бороться с самими источниками плохой экологии.

Если Вам понравилась эта статья или наши сервисы, то приглашаем Вас присоединиться к нашим группам ВКонтакте или Facebook. Гарантируем, что там Вас ждет только качественный контент из мира экономики, бизнеса и недвижимости.

Комментарии:
Здесь пока нет комментариев. Чтобы их оставить, авторизуйтесь вверху страницы или с помощью аккаунта ВКонтакте, Facebook , Instagram либо зарегистрируйтесь .
Авторизация через: