Регион сайта:  

Почему Финляндия так хорошо живет?

 
Метки: Сравнительный анализ | Россия | США | Финляндия | Географическое положение | Аналитика | История | Международная конкуренция | Международная торговля | Специализация | ВВП на душу населения | Индекс человеческого развития | Индекс счастья | Евросоюз | Микроэлектроника | Лесозаготовки | Nokia | Нордическая модель | Государство всеобщего благополучия | Социализм | Неравенство | Профсоюзы
 

И может ли то же самое получиться у России?

Страна не обреченная на успех

Это одно из самых любимых занятий блогеров и различных исследователей – сравнивать соседние территории. Почему вот здесь царит благополучие и порядок, а через какие-то пару километров – если перейти границу – начинается совсем другая жизнь. Финляндия для бывшего советского человека (он же homosoveticus) – это, по крайней мере в территориальном плане, самая близкая «настоящая» заграница. Впрочем, хватит лирических отступлений – в этой статье речь пойдет об экономике, а именно той экономической модели, которая позволила стать Финляндии такой успешной.

При первичном беглом анализе кажется, что у финов нет особых причин для экономического благополучия. Они вынуждены выживать в холодном скандинавском климате – теплый Гольфстрим делает его лишь немного мягче, чем в соседней России. Финляндия находится на европейской периферии – даже по сравнению со своими скандинавскими соседями – Швецией и Данией, находящимся в самом центре важных торговых путей. В Суоми практически нет полезных ископаемых – в отличие от богатой углеводородами Норвегии. Финляндия – страна тысячи озер, но они мелководные и мало пригодны для какого-либо хозяйственного использования. Когда-то в древности они образовались от схождения гигантского ледника – этакие своеобразные водные вкрапления на гигантском гранитном плато, на котором расположена Финляндия. Суоми – нация суровых лесорубов, а лес, пожалуй, единственное национальное богатство (леса занимают около 75% территории страны).

Карта Северной Европы

Карта Северной Европы и Финляндии

Финляндия вплоть до XX века не имела независимости и никогда не играла существенной роли на международной арене. Множество веков она находилась в составе более мощного соседа - Швеции, а в 1809 году вошла в состав усиливавшейся Российской империи. В ее составе она получила некоторую автономию, пока не обрела свою независимость по решению советского лидера Владимира Ленина. Пренебрежительным многие годы было и отношение к самим финам – не зря великий русский поэт вспоминал о «приюте убогого чухонца» в своем «Медном всаднике». Чухна – малограмотный, малоразвитый народ, населявший окрестности Петербурга. Преимущественно сельская и лесная страна, без какой-бы то ни было развитой промышленности (в той же России промышленная революция состоялась во второй половине XIX века – и это было довольно поздно по европейским меркам). Финлядния же оставалась малозначительной аграрной страной вплоть до конца Второй мировой войны – в СССР тогда была уже завершена индустриализация. Численность населения Финляндии в те годы – на уровне Ленинграда и области.

Но сейчас все совсем не так. ОЭСР поставил в 2017 году Финляндию на 16 место по ВВП на душу населения – это очень высоко, а сам показатель превышает российский более, чем в 1.5 раза. По индексу человеческого развития – расширенному показателю, который учитывает не только уровень доходов, но и продолжительность жизни и другие «неденежные» составляющие – у финов 15 место в мире. А во всемирном индексе счастья, публикуемом ООН – страна Суоми и вовсе заняла первое место. Неплохой прогресс для «убогих чухонцев».

За счет чего? Вообще, исследователи очень любят такие их страны, как Финляндия. Их история – про успех «не благодаря, а вопреки». Пусть к финнам редко применяют слегка набивший оскомину термин «чудо», но многое в выбранной модели развития будет интересно в том числе и для их восточного соседа. Мы постараемся подробно рассказать об этом в статье.

Послевоенный рост

Период с 1945 года где-то по конец 1980-х – определяющий период в экономический истории Суоми. Это время, когда был сделан скачок и построен фундамент экономической модели, которая с определенными корректировками существует и по сей день.

Если проводить аналогии с транспортом, то при любых поездках на дальние расстояния самое главное – выбрать правильный поезд (который едет в правильном направлении) и занять в нем удобное место.

Послевоенный период стал периодом расцвета Европы, что привело к резкому росту уровня жизни по всему региону. Успех основывался на идеях свободной торговли и узкой специализации каждой страны. И хотя Евросоюз в те годы только начинал формироваться, либеральные экономические идеи уже овладевали думами европейских политиков. Из приведенного ниже графика хорошо видно, что в тот период активно наблюдался устойчивый тренд нарастания внешнеторговой активности как в Финляндии, так и во всей Европе.

Степень открытости Финляндии для внешней торговли

Степень открытости Финляндии для внешней торговли

Финляндия получила выгодное место в общеевропейском разделении труда. Страны распавшегося Варшавского блока (Польша, Чехословакия, Венгрия, страны Балтии и т.д.) запрыгнули в вагон позже – можно сказать, что сейчас им приходится ехать стоя. Сейчас на ходу в этот поезд пытается запрыгнуть последний пассажир (Украина) – вполне вероятно, что ему придется добираться, вися на подножке европейского поезда.

Сразу после войны, в 1948 году, Финляндия присоединилась к Бреттон-Вудской системе (валютная система, установившая главенство доллара США – курсы всех стран стали привязаны к его котировкам). Стабильность валютных курсов позволила нарастить торговое взаимодействие между странами Европы – стало больше причин строить бизнес-проекты, ориентированные на экспорт и не бояться, что неожиданные колебания курсов сделают торговлю невыгодной. Двумя годами позже страна Суоми присоединилась к Генеральному соглашению о тарифах и торговле – в будущем на основе этого соглашения была создана Всемирная торговая организация (ВТО). Страны-участники соглашения договаривались снизить барьеры (пошлины, тарифы) при торговле друг с другом. Наконец, в 1961 году Финляндия присоединилась к европейскому соглашению о свободной торговле. Все это делало экспортно-ориентированную модель экономики полноценным рабочим вариантом.

Здесь я остановлюсь и слегка отойду в теоретическую сторону. Почему западный мир в тот период делал активную ставку на развитие идей свободной торговли? В те же годы Советский Союз шагал по абсолютно обратному модели – построения своеобразного натурального хозяйства внутри одной экономики. Иными словами, советская модель предполагала, что все необходимое для полноценной жизнедеятельности должно быть произведено в одной стране. Тем не менее, ещё в начале XIX века была сформулирована классическая теория относительных преимуществ Давида Рикардо – суть ее сводилась к тому, что в экономике из двух стран и двух товаров, вне зависимости от их обеспеченности ресурсами, каждой стране будет выгодно специализироваться на производстве только одного из этих товаров – а другой импортировать. Иными словами – производи то, что у тебя получается лучше всего делать, а остальное закупай за рубежом. Эта примитивная модель в дальнейшем усложнялась и дополнялась, но лежащая в ней базовая идея не претерпела существенных изменений – снижение военной напряженности дало возможность реализовать ее на практике.

После европейской либерализации в Финляндии активно закрывались шерстяные и хлопковые фабрики – текстильная отрасль не выдерживала конкуренции со странами с более низким уровнем заработной платы. Теряла свои позиции и аграрная отрасль – холодная, расположенная на гранитном плато, к тому же расположенная вдалеке от основных рынков не могла предложить конкурентоспособную цену и постепенно переходила на импорт. Вряд ли вы вспомните известные финские бренды в сфере продовольственных потребительских товаров – там, где велика сила бренда, финны не преуспели. Возможно, для маленькой страны сложно конкурировать в культурной и «лайфстайл» повестке, самые известные за рубежом финские бренды (не считая Нокиа) – гипермаркеты Stockmann и краска Tikkurila. Но вместе с этим поднимались другие отрасли. Огромную роль сыграла дальновидная политическая позиция и выгодное географическое соседство.

Финляндия выстроила добрососедские и торговые отношения не только с Европой, но и с Советским Союзом

Будучи неотъемлемой частью западного мира, Финляндия всегда старалась сохранить добрососедские отношения с СССР. Например, в 1961 году Финляндия стала лишь ассоциированным членом европейского соглашения о свободной торговли (полноправным членом – только в 1986 году). Финляндия никогда не состояла (и не собирается состоять) в военном союзе НАТО. «Ласковое дитя двух маток сосет» - это как раз про финнов. Как известно, в 1975 году состоялся знаменитый саммит Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе – высшая точка добрососедских отношений между СССР и США в эпоху холодной войны. До этого саммита был Карибский кризис и война во Вьетнаме, после него – «ограниченный контингент» советский войск в Афганистане и сбитый корейский «Боинг». Стоит ли удивляться, что местом проведения исторической встречи представители двух сверхдержав выбрали именно Хельсинки?

Между Советским Союзом и Финляндией были заключены взаимовыгодные двухсторонние торговые соглашения. Финляндия экспортировала в СССР продукты машиностроительной отрасли – бумагоделательные станки, краны, лифты и ледоколы. Это позволило финам заложить основу собственной производственной отрасли – которая стала основой их специализации – в последствии продукция машиностроения (и неразрывно с ней связанная отрасль электроники) стала специализацией Финляндии – производимая продукция пошла в том числе на рынки западных стран (Германии, Швеции, Дании). Торговля с СССР позволяла зарабатывать и в обратном направлении – Финляндия активно экспортировала нефть из СССР, продавая в Европу продукты нефтепереработки – до сих пор нефтехимия остается заметной отраслью в финском экспорте, что достаточно необычно при практически нулевой ресурсной базе.

Структура финского экспорта

Структура финского экспорта

Как и во все времена, финов всегда выручал лес. Лес занимает около 75% территории страны – а это не только древесина, но и продукты лесопереработки – стройматериалы, целлюлоза, бумага. Так как в Европе леса не так много, а Финляндия имеет удобный доступ к портам Балтийского моря – лесная продукция стала ещё одной важной отраслью финского экспорта и сыграла свою роль в экономическом подъеме. Хотя лесную отрасль сложно назвать инновационной (в отличие от машиностроения и электроники) – она полностью функционирует на домашнем сырье, а значит, вся добавочная стоимость остается в финской экономике (то есть в конечном счете это зарплаты финских рабочих и прибыль финских предприятий, а не платежи зарубежному поставщику). В этом ее кардинальное отличие от нефтехимической отрасли, которая тоже весьма заметна в финском экспорте – но добавочная стоимость там не так велика, так как большая ее часть приходится на импорт сырья из СССР (России).

Как итог, машиностроение и электроника, нефтехимия и лесозаготовки стали основным драйвером финского экономического роста. Экономический рост за послевоенные десятилетия составлял порядка 4-5% в год (в терминах ВВП на душу населения). Схожую динамику в то время показывали многие европейские страны. Это была лучшая реклама либеральной модели – многие страны Европы выбрали путь узкой специализации.

Специализация сама по себе ещё не ведет к благополучию

У государств есть выбор – стараться развивать максимальное большое количество отраслей, либо выбрать путь специализации в ограниченном числе продуктов. Первый путь обычно возможен при заметном внутреннем рынке и его обычно выбирают достаточно крупные страны (США, Германия, Россия и пр.). Второй путь – специализация в производстве узкого количества продуктов, и он типичен для многих небольших стран. Выбирая второй путь, страна должна понимать, что для большинства товаров характерен так называемый эффект масштаба – чем больше вы производите, тем ниже себестоимость и тем ниже цену вы можете предложить. Если вы выбираете товар для специализации, производить его нужно много. Так как собственный рынок слишком мал и такие объемы не проглотит, излишки неизбежно придется экспортировать.

Вообще говоря, небольшая страна с узкой экспортной специализацией – отнюдь не является чем-то уникальным на международной арене. Но отнюдь не все из указанных стран стоят так высоко в рейтингах ВВП на душу населения и индекса человеческого развития.

Обычно ориентированность экономики на внешнюю торговлю измеряется с помощью показателя Trade (%GDP). Говоря простым языком, это отношение суммы экспорта и импорта к ВВП страны. Чем больше этот показатель, тем в большей степени страна ориентирована на внешний рынок. В таблице ниже приведены значения показателя по отдельным странам за 2017 год (согласно данным Всемирного банка):

Регион Trade (%GDP) Регион Trade (%GDP)
Беларусь 134 Россия 47
Бельгия 170 Саудовская Аравия 63
Бразилия 24 Сербия 114
Болгария 131 Южная Африка 58
Китай 38 Испания 66
Дания 102 Швеция 87
Эстония 149 Швейцария 119
Финляндия 77 Турция 54
Франция 63 Украина 104
Германия 87 Великобритания 61
Индия 41 США 27
Италия 59 Мир 58
Япония 34 Евросоюз 85
Казахстан 61 Восточная Азия 56
Люксембург 413 Латинская Америка 44
Монголия 117 Северная Америка 30
Нигерия 26 Южная Азия 40
Норвегия 69 Африка в Сахаре 51
Пакистан 26 Ближний Восток 78
Румыния 85

Скажем честно, глядя на эту таблицу, нельзя сделать абсолютно никаких выводов. Показатель сильно зависит от размера страны – выше всего он у Люксембурга, а самые низкие уровни наблюдаются у крупнейших экономик – США, Германия, Индия и др. Даже Китай, который мы воспринимаем как классический пример экспортноориентированной экономики – имеет весьма скромные показатели. Кроме того, показатель сильно зависит от соотношения товаров и услуг в экономике – услуги в среднем сложнее экспортировать.

Ещё одно важное наблюдение - Европа имеет в среднем более высокие значения торговой открытости (сказывается влияние политики Евросоюза). В мировом масштабе Финляндия – типичная экспортная экономика, но в европейском – середняк. Более того, более высокие показатели напрямую не коррелируют с экономическим благополучием страны – например, они достаточно высокие у Румынии, Болгарии, Беларуси, Украины и других стран, которые мы традиционно привыкли воспринимать как весьма депрессивные экономики.

Отсюда важный вывод – важна не специализация экономики как таковая, значительную роль играет, в чем именно страна специализирована

Выше мы уже касались вопроса структуры финского экспорта, далее взглянем на его составляющие чуть более детально.

Специализация в сфере высоких технологий

Не так давно, в 2009 году, несколькими исследователями был предложен так называемый Индекс экономической сложности (economic complexity index). Показатель берет в расчет не только уровень специализации экономики, но и степень распространенности того товара, который страна экспортирует. Иными словами, если вы будете экспортировать товар, который никто больше не экспортирует – вы будете очень высоко в этом рейтинге. Примерами стран с наивысшими значениями индекса являются Германия и Япония. И наоборот, если вы экспортируете то, что экспортирует множество других стран – ваш рейтинг снижается. Внизу данного рейтинга находятся такие страны, как Ангола и Замбия, которые экспортируют небольшое количество стандартных сельскохозяйственных товаров. Также очень большое количество стран в мире специализировано в сфере туризма – что также оказывает негативное влияние на показатель.

Таким образом, если вы экспортируете стандартные товары, будьте готовы к большому количеству конкурентов. А значит, цены на ваши товары (и как следствие, доходы населения) будут относительно невелики – вас, как поставщика, можно легко сменить без потери качества, у вас нет значительной рыночной власти.

Финляндия в рейтинге экономической сложности экспорта занимала в 2017 году крайне высокое 8-е место. Это значительно выше, чем у стран Южной Европы (Испания, Греция, Италия), которые традиционно ориентированы на сельское хозяйство и туризм. Это значит, что основа финской экономики – производство и экспорт товаров с высокой степенью уникальности на мировом рынке.

Nokia - столп финской экономики

Nokia – столп финской экономики

В первую очередь, конечно, речь идет об отрасли электроники. Вам может показаться странным, но в статье об экономической модели Финляндии название Nokia было до этого упомянуто лишь вскользь. На пике своего могущества гигант рынка сотовых телефон оказывал просто огромное влияние на финскую экономику. Журнал Economist даже ввел специальный термин «эффект Нокиа» - ни одна компания в мире больше не значила так много для экономики своей страны. Но феномен Nokia, а также причины взлета и падения компании – это история для отдельного разговора.

Сейчас же нам важно другое. К концу 1980-х финская модель развития оказалась в определенном кризисе. Важной причиной была потеря советского рынка – восточный сосед доживал последние годы и уже не предъявлял такой большой спрос на финский экспорт. Это накладывалось на определенный кризис традиционных отраслей во всем мире – в том числе важной для Финляндии производственной. Мир все больше двигался в сторону пост-индустриального общества – с его доминантой высоких технологий и сферы услуг. О необходимости трансформации финской экономики говорил Кари Каирамо – CEO Нокиа. Как и страна в целом, компания на тот момент оказалась в кризисе.

Нокиа вела свою историю с 1865 года и в конце 1980-х представляла собой конгломерат разнообразных бизнесов – она производила резиновые изделия (современная компания Nokian), кабели и электронику, занималась переработкой древесины и выработкой электроэнергии. Определяющим в истории корпорации стало решение сделать ставку на телекоммуникационный бизнес и отказаться от большинства прочих непрофильных видов деятельности. Одновременно с этим Финляндия принимает решение войти в Евросоюз и начинает постепенную интеграцию в зону евро. Европейский рынок должен был заменить советский, а дальнейшая интеграция и единая валюта – повышали возможности для эффективной торговли. Есть подозрение, что в этом была крайне заинтересована Nokia – это улучшало для компании возможности по завоеванию европейского рынка сотовых телефонов.

Именно с того момента электроника и телекоммуникации становятся ключевой областью специализации финской экономики.

Обратите внимание - это отрасль с высокой добавленной стоимостью, требующая высокооплачиваемых специалистов и с достаточно высоким уровнем уникальности продукции на мировом рынке (в первую очередь если говорить о комплектующих для сотовых телефонов). Несмотря на падение Nokia, Финляндия сохранила эту специализацию и сейчас.

Ещё один важный штрих к портрету – Финляндия в рамках своей специализации не стремится производить конечный продукт. Те же телефоны Нокиа были своеобразным исключением из правил. Давайте посмотрим, чем занимаются лидеры финской электронной отрасли сейчас:

Компания Сфера специализации
Kone Производство лифтов и комплектующих (один из четырех мировых лидеров, наряду с ThyssenKrupp, Otis Elevator, Schindler)
Wartsila Производство судовых энергетических установок, электростанций, винтовых механизмов, систем управления судном и другого оборудования
Cargotec Производство погрузочно-разгрузочной техники для судов, портов и терминалов
Tieto IT-услуги для промышленности и сферы обслуживания
PKC Group Большая часть выручки поступает от производства кабельных и проводных жгутов для автомобильных клиентов
Salcomp Производство адаптеров для мобильных телефонов и других электронных устройств (адаптеры питания для ноутбуков, шлюзов, маршрутизаторов, телевизионных приставок, освещения и других электронных приложений).
Vacon Производство преобразователей частоты - электронных устройств, предназначенных для управления скоростью вращения асинхронного электродвигателя.
Vaisala Oyj Датчики для определения влажности и температуры

Вы можете не знать имена этих компаний, так как многие из них продают не конечные потребительские товары, а узлы и запасные части для других отраслей. Всевозможные кабели, адаптеры для мобильных устройств, различные узлы для кораблей и складской техники – все это и есть основа финской специализации. Согласно бюллетеню Банка Финляндии

Большая часть финского экспорта состоит из промежуточных товаров промышленного назначения

Похожим образом примерно третья часть финского импорта – это также ввоз в страну промежуточных товаров промышленного назначения. Иными словами, финны экспортируют детали и узлы для различных промышленных систем, компонуют их в более сложную систему и экспортируют их дальше по производственной цепочке, оставляя у себя некоторую добавочную стоимость.

Не могу удержаться от сравнения с Россией. Для нашей страны важно произвести именно конечный продукт – чтобы выбитый на кузове бренд однозначно ассоциировался с Россией. Отсюда, к примеру, попытки создать собственный гражданский самолет (здравствуйте, проекты «Суперджет» и МС-21). Единственное, что сразу же начинают считать российские журналисты и обыватели в очередном технологическом продукте – долю произведенных в России узлов и агрегатов. А после того, как внешние отношения России ухудшаются с очередной страной-поставщиком, руководство советует инженерным умам «начинать искать решения для импортозамещения».

При этом многие современные технологические продукты – крайне сложные системы. Тот же производитель самолетов Airbus, по сути, считается общеевропейским авиапроизводителем – производственная цепочка охватывает множество стран. Финляндия, как маленькая страна, не стремится создать что-то полностью свое и большое, а просто скучно встраивается в общемировую технологическую цепочку, при этом специализируясь на техпроцессах с высокой добавленной стоимостью.

Нордическая («шведская») модель

Говоря о финском феномене, нельзя обойти стороной и особое социально-экономическое устройство страны. Так называемая нордическая (шведская) модель социализма типична для всех крупнейших стран севера Европы – Швеции, Финляндии, Норвегии, Дании и Исландии. Все эти страны имеют высочайшие значения ВВП на душу населения (часто даже выше Финляндии) – может ли это быть просто совпадением?

Нордическая (шведская) модель (Nordic model), или так называемое государство всеобщего благополучия (welfare state) – особая форма устройства экономике на стыке рыночной и социалистической модели. Типичные признаки государства благополучия:

  • бесплатное (или близкое к бесплатному) образование и медицина в общенациональном масштабе
  • высокие по размеру и продолжительные пособия по безработице
  • обширные пенсионные программы
  • высокая доля расходов государства в ВВП

Так, в той же Финляндии доля государственных расходов в ВВП превышает 50%, что очень много по меркам любой страны (в России, к примеру, как и в США, эта цифра находится в районе 20% от ВВП).

Иными словами, нордическая модель предполагает высокое внимание социальным расходам и социальной поддержке населения. Знаменитый атрибут финского социального государства – так называемые бэби боксы (baby box). Речь идет о большом наборе мелочей, выдаваемых за счет государства родителям каждого новорожденного. Хотите купить ползунки и другие необходимые вещи самостоятельно? Вы вправе взять выделяемые средства деньгами. В дополнение к этому, мамы имеют права на четырехмесячный декретный отпуск по уходу за ребенком с полной оплатой и ещё шесть месяцев – с частичной оплатой. Понятно, что в российских реалиях кажется, что это не так много, но по мировым меркам – это очень достойная опция (в тех же США понятие декретного отпуска отсутствует как таковое).

Обучение в финских университетах бесплатно для граждан Евросоюза (плата для студентов, приехавших из стран за пределами Евросоюза, была установлено только в 2017 году). Это важное отличие от тех же США, где обучение обычно требует получения образовательного кредита.

Не можете устроиться на работу? Нет проблем. Пособие по безработице в Финляндии выплачивается в течение 500 дней. Если работу не удалось найти и за этот период – выполнив определенные критерии, пособие можно получать практически неограниченный период времени (размер пособия тоже весьма достойный). Кстати, Финляндия являлась одной из первых стран, которая провела у себя эксперимент по внедрению концепции базового безусловного дохода.

Все эти социальные гарантии базируются на крайне высоком уровне налогообложения компаний и населения

Доля налогов по отношению к ВВП в Финляндии составляет около 54% - это четвертое место в мире. Соседи по рейтингу – другие страны с «шведской моделью» - Норвегия, Дания и Швеция. В России этот показатель – порядка 20% от ВВП, в США – около 27%. Но налоги также действуют как мощный перераспределительный механизм – как результат, Финляндия (и другие скандинавские страны) являются одними из мировых лидеров по равенству доходов – ни России, ни США здесь даже близко нет по соседству. При всем при этом скандинавская модель ни в коем случае не предполагает уничтожение рыночных механизмов – более того, во всех сферах, не затронутых социальными программами – поддерживается классическая свободная конкуренция, без протекционизма и каких-либо льгот для отдельных производителей – в этом принципиальное отличие скандинавского социализма от классического, который пытались построить в Советском Союзе.

Выбирая социализм, ты не сможешь создавать инновационные продукты

Я сейчас не стараюсь говорить о нордической модели как об идеальной системе экономического устройства страны. На мой взгляд, у нее много как плюсов, так и недостатков. Хороший способ их понять – провести сравнение с экономической моделью, уже несколько веков функционирующей в Соединенных Штатах Америки.

Америка строилась немного на другой экономической философии. США – это страна возможностей, но никак не страна всеобщего благополучия. Здесь есть и бедные, и нищие. Здесь у вас есть возможность как добиться головокружительного успеха, так и провалиться на самое дно. Все, что гарантирует государство – равенство возможностей, но не равенство уровней жизни. Дорогое образование, дорогая медицина, неравенство доходов – это как раз про Америку. США – это, если хотите, это классический «дикий» рынок со всеми своими плюсами и недостатками, слегка причесанный отдельными социальными элементами. Если вы вдруг становитесь неконкурентоспобны, никто специально вас защищать и поддерживать не будет, а о своем лечении и образовании необходимо думать самому.

Страны с агрессивной рабочей средой (такие как США) мотивируют создавать новые продукты. Здесь ты (будь ты наемный рабочий или предприниматель) всегда должен, извините, «шевелить ягодицами», что-то придумывать, как-то показывать себя. Иначе – риск потерять работу (или бизнес) и получать весьма скромное пособие. Неудивительно, что именно в США образовалась Силиконовая Долина – главный венчурный центр в мире. При этом инноватор далеко не всегда выигрывает рынок – зачастую, он несет слишком высокие издержки на запуск и отдает пальму первенства своему менее талантливому, но более расчетливому последователю.

Государства всеобщего благополучия (такие как Финляндия и другие скандинавские страны) встраиваются в цепочку создания таких новых продуктов. Если хотите, такие своеобразные «рыбы-прилипалы». Как результат, здесь множество заметных игроков в сфере создания промежуточных продуктов (кабели для компьютеров, узлы, агрегаты для высокотехнологичных товаров), но мало первичных брендов, то есть того, вокруг чего строится рынок, что знает и выбирает покупатель.

С этим можно поспорить - финны дали миру Nokia и Linux. Но важно понимать, что Нокиа единичный пример, а Linux никогда не был коммерческим продуктом. Лифты Kone все же, на мой взгляд, сложно назвать первичным продуктом.

Более того, неудача Нокиа заключалась в том числе в неспособности выстроить экосистему вокруг себя и меняться, когда это было необходимо. Менеджменту Нокиа казалось – зачем отказываться от Symbian (операционная система для мобильных телефонов Нокиа), когда финансовые результаты столь хороши. Как результат, они потеряли момент, когда рынок поменялся и потребители пришли к новому уровню сервиса, а они – не смогли ответить на вызовы времени. Проводя параллели с финским менталитетом, они были слишком медлительны и расслаблены, так как считали, что лично для них все всегда будет хорошо. Зачем меняться, когда риск все потерять не столь очевиден и есть страховка? И наоборот, многочисленные американские высокотехнологичные компании смогли создать экосистему вокруг себя (Apple и Facebook типичный пример), так как они были мотивированы на постоянный поиск (конкурентная среда пронизывает все уровни в корпоративной иерархии). За счет своего особого менталитета и склонности к экспериментам и риску Америка и стала той державой, которой мы привыкли ее знать.

Таким образом, отдавая все на откуп жесткому рынку, который действует подобно законам биологии, ты, конечно, будешь иметь первенство в инновациях. Но часть населения обязательно проиграет – как следствие этой модели бедность, неравенство и другие типичные проблемы «звериного оскала капитализма». Так что я не хочу выступать за ту или иную модель – они просто разные и каждый выбирает для себя свой путь.

Если проводить параллели с Россией, то главная проблема нашей страны – в отсутствии экономической модели (американской или шведской) как таковой. Нам в наследство от Советского Союза достались многие черты скандинавской модели – бесплатное образование и медицина, поддержка материнства. Но чтобы сделать все эти блага по-настоящему качественными для населения, у нас слишком низкий уровень налогов (я не хочу здесь вступать с дискуссии, с кого именно их необходимо взять). Кроме того, часть наших институтов носят сугубо рыночный характер (наследство капиталистических 90-х) – отсутствие качественных механизмов перераспределения доходов, низкие и непродолжительные пособия по безработице - здесь мы гораздо ближе к американской модели. Как результат, Россия понадергала черты от совершенно разных концепций, плохо сочетаемых друг с другом. Как результат, стране не удается достигнуть благополучия ни по скандинавскому, ни по американскому образцу. Более того, на сегодняшний момент даже плохо понятно, в какую сторону мы идем. Как всегда, некий особый «русский путь».

Прочие факторы

Но вернемся к Финляндии - есть ещё ряд вещей, про которые я считаю нужным упомянуть.

Финляндия имеет крайне высокий уровень расходов на исследования и разработки – порядка 3% от ВВП (один из высочайших показателей в мире). Исследования сами по себе требуют высокооплачиваемую рабочую силу – но помимо этого они создают среду, которая позволяет поддерживать и обновлять компетенции работников (которые могут переходить из отрасли в отрасль).

В Финляндии традиционно сильны профсоюзы. И это отнюдь не советские (российские) профсоюзы, которые по существу следует рассматривать как социальные отделы предприятий – их единственная реальная функция заключается в выборе и оплате санаторных путевок для работников. В Финляндии же это настоящие объединения работников, которые позволяют добиваться поддержания высокого уровня заработной платы в стране и защищать занятость.

Нельзя не сказать о численности населения Финляндии. Не смотря на большую по европейским меркам территорию, в стране проживает всего около 5 миллионов человек. Это очень немного. И это тоже очень хорошо вписывается в выбранную экономическую модель. Когда ты специализируешься в высокотехнологичных отраслях, то, как правило, тебе нужны высококвалифицированные сотрудники, но их нужно не так много. Получаемые высокие доходы приходится размазывать на относительно небольшое число человек. Можно предположить, что если бы население было бы больше, то вакансий для всех не хватило – и возросла бы нагрузка на систему социальных пособий. Иными словами, при большей численности населения вероятность социального иждивенчества могла стать гораздо выше, и «государство всеобщего благосостояния» могло бы не справиться с таким объемом платежей, а сам «шведский социализм» стал невозможен в принципе.

Вызовы последних лет

Вместо заключения стоит сказать, что в последние годы финская экономика столкнулась с определенным набором трудностей. Главный из них, конечно, проблемы Nokia, которая в течение длительного времени была драйвером финской экономики, а сейчас фактически потеряла гигантский рынок мобильных телефонов.

Но это не единственная сложность. По всему миру снижается потребление целлюлозы и бумаги – следствие повсеместной экспансии электронных устройств. Это снижает спрос на лесную продукцию. В дополнение к этому, финский лес все больше проигрывает конкуренцию на мировом рынке тропическим лесам – те растут гораздо быстрее, чем хвойные породы деревьев, а значит, за один и тот же срок с одного и того же квадрата можно получить большее количество древесины. Наконец, в 2014 Финляндия была вынуждена присоединиться к санкциям в отношении России. Как результат, Суоми потеряли важный рынок сбыта для своего экспорта – пожалуй, они в этой части одни из главных пострадавших в Европе.

Наконец, вся европейская модель сегодня находится в легкой стагнации – в первую очередь, из-за высоких зарплат она во многих отраслях не может конкурировать с государствами Азии. Тем интереснее наблюдать за финнами в ближайшем будущем – фундаментальные столпы их экономической модели остаются неизменными. И даже при всех названных проблемах Финляндия сохраняет позиции одной из самых успешных мировых экономик – а значит, нам, несмотря на все исходные различия между нашими странами, есть чему поучиться у соседей.

Если Вам понравилась эта статья или наши сервисы, то приглашаем Вас присоединиться к нашим группам ВКонтакте или Facebook. Гарантируем, что там Вас ждет только качественный контент из мира экономики, бизнеса и недвижимости.

Комментарии:
Здесь пока нет комментариев. Чтобы их оставить, авторизуйтесь вверху страницы или с помощью аккаунта ВКонтакте, Facebook , Instagram либо зарегистрируйтесь .
Авторизация через: